Минфин объяснил необходимость налогового маневра «22/22»

Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

Минфин объяснил, каких целей хочет добиться с помощью налогового маневра — снижения ставки страховых взносов и повышения НДС до 22%. Реформа не только обелит рынок, но и выровняет условия для компаний, уверено ведомство

​Налоговый маневр, который обсуждается в правительстве (снижение ставки страховых взносов и повышение ставки НДС), должен решить две основных проблемы российской экономики, рассказал журналистам заместитель министра финансов Владимир Колычев. Во-первых, маневр должен помочь переориентировать налоговую систему на то, чтобы она способствовала достижению целей экономической политики, например, более быстрому и устойчивому росту. Сейчас, по словам замминистра, она, скорее, заточена под то, чтобы обеспечивать определенные социальные обязательства государства — пенсионные, медицинские — особенно в части прямых налогов.

Такая система за последние 10 лет привела к неблагоприятной спирали, когда для обеспечения сбалансированности страховых систем приходится повышать налоговую нагрузку на формальный сектор. Добросовестные компании не выдерживают такой нагрузки, растет доля неформального сектора в экономике. Из-за этого страховые системы становятся несбалансированными, а это приводит к очередному повышению нагрузки на формальный сектор. «Если посмотреть на разницу в операционной марже компаний, которые полностью работают вбелую, и компании, которые в той или иной степени неформальные практики используют, то в среднем разница может достигать 40%», — рассказал Колычев.

Вторая цель налогового маневра — создание равных конкурентных условий, «ненасильственное» обеление экономики. Опыт обеления в других сегментах рынка показывает, что жесткие административные методы нередко приводят к существенным последствиям для экономики. «Мы бы хотели, чтобы стоимость переключения с неформальной на формальные практики была минимальной. В этом весь смысл налогового маневра, все остальное, что обсуждается — это косвенные последствия. Мы структурируем налоговый маневр так, чтобы негативных косвенных последствий было минимально, а позитивных — максимально», — пояснил чиновник.

Эффекты для бюджетов

Налоговый маневр предполагает повышение до 22% только стандартной ставки НДС (сейчас 18%). То же касается и страховых взносов — все льготы по НДС и взносам сохранятся, заверили в Минфине. По расчетам ведомства, снижение ставки страховых взносов приведет к падению доходов внебюджетных фондов на сумму менее 1,4 трлн руб., а повышение НДС принесет бюджету дополнительные доходы в 1,2 трлн руб. Разрыв в 200 млрд руб. будет компенсирован экономией бюджета на страховых взносах с зарплат бюджетников. Бюджеты регионов получат наибольший положительный эффект — вырастет экономия за счет снижения страховых взносов с зарплат медицинских работников и учителей.

Ставка взносов будет не только снижена, но и унифицирована: по всем страховым взносам будет совершаться один платеж. «Дальше платеж распределяется между фондами в соответствии с тем объемом, в абсолютном выражении, какой был бы у фондов, если бы маневра не было. То есть таким образом дисбалансируется только Пенсионный фонд», — рассказал Колычев. Отрицательный эффект для федерального бюджета выразится в росте трансферта ПФР, пояснил он, но это может быть компенсировано сокращением дотаций. «У нас есть дотации бюджетам на повышение оплаты труда в рамках исполнения майских указов. Так как субъекты будут существенно экономить, часть этих дотаций актуальность свою потеряет», — пояснил замминистра.

Для федерального бюджета налоговый маневр «22/22» будет нейтральным, пояснил Колычев: бюджет не получает дополнительных доходов, сокращение страховых взносов компенсируется притоком доходов по НДС. Нагрузка на частный сектор — домохозяйства и корпоративный сектор — также не меняется, меняется только ее структура. «Если делать предположение, что это инфляционно и повлияет на доходы населения отрицательно после всех косвенных эффектов, то вы тем самым говорите о том, что это положительно повлияет на корпоративную рентабельность», — пояснил замминистра финансов. Вариант, который обсуждался ранее, «21/21», для бюджета нейтральным не был, приводил к большему выпадению доходов, пояснил он.

Налоговый маневр правительства даст больший положительный эффект на экономику, если будет сопровождаться мерами по увеличению предложения на рынке труда, считают в Минфине. Провести такую перенастройку системы необходимо, бездействие же, по мнению ведомства, может привести к росту неформального сектора, а это приведет к сокращению налоговых поступлений в бюджеты, особенно региональные: с серых зарплат не уплачиваются НДФЛ и страховые взносы. Маневр, поясняют в Минфине, нужен, чтобы не усугублять ситуацию: текущая система приводит к тому, что повышается ставка у налогов с плохой собираемостью, и собираемость ухудшается. При этом в бюджетные проектировки не закладывается эффект от обеления экономики: результат будет нейтральным, если текущие доли неформальных секторов сохранятся на текущем уровне. 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

.